Кое-что   о   дрессировке   "собак-телохранителей"
 





 

Начнем с горла.

Есть три причины,  чтобы  не обучать собаку приему  удушения  человека.

Первая: надо быть извергом, чтобы сознательно готовить четвероногого друга для подобного убийства. К слову сказать, физически сильный пес с крепкой хваткой и достаточным упорством в бою, доходящим у некоторых собак до маниакальности, вполне способен умертвить человека укусами за руки, ноги и лицо (потеря крови, болевой шок). Представьте себя один на один с вошедшим  в  азарт питбулем или злобным ротвейлером,  вгрызающимся в вашу конечность при отсутствии поблизости хозяина, и вам станет понятна причина тех страшных случаев с летальным исходом (если только это не газетные "утки"), которые, несмотря на свою исключительность, так потрясают воображение.

Вторая причина: почти стопроцентная невозможность обучить собаку действительной хватке за горло. Это какому же риску должен подвергаться обучающий и какие защитные принадлежности, имитирующие человеческое горло по цвету, форме и на ощупь, следует изготовить? Такое едва-едва по плечу разве что вашему покорному слуге, если бы он всерьез занялся подобной ничем не оправданной целью (кстати, представьте себе стоимость такого индивидуального заказа).

Но главная трудность даже не в этом. В природе не только собак и не только их предков - волков, а и всех  хищников семейства  псовых  (в отличие от крупных кошачьих) хватка за горло не является типичным приемом нападения и иногда применяется лишь для "добивания" жертвы (по большей  части  длинношеих  животных). Достаточно внимательно вглядеться в натуралистические сцены охоты волков или гиеновых собак из сериалов о дикой природе, чтобы увидеть реалии. И это по отношению к добыче! А внутривидовые отношения? Тут уже настоящий психологический барьер, табу на горло соперника. 

Посмотрите  холодным  взглядом специалиста на схватки питбулей - этих искусственно выведенных супербойцов, жестокость которых и жажда боя немыслимы для матушки-природы с ее умеренностью и законами самосохранения вида. Понаблюдайте за ними в тот момент, когда один пес опрокидывает на спину другого и, имея реальную возможность перехватить соперника за глотку, дабы закончить этим поединок, предпочитает потрепать его за шкуру на шее. Таковы взаимоотношения собак между собой, то есть внутри вида, а люди (по крайней мере, в глазах собаки) фактически входят в ту же социальную категорию. Хватка за лицо человека - да, это порой имеет место (автору не однажды в своей практике доводилось уклоняться от подобных откровенных попыток, предпринимаемых особенно озлобленными жесткой дрессурой псами),  но  за  лицо,  а  не  за  горло.

И, наконец, третья и последняя причина нецелесообразности подобного приема: ни один человек, даже будучи неспециалистом, не подставит под укус свое горло. Он инстинктивно отшатнется, заслонится рукой, в то время как прыгнувшая на горло собака весьма уязвима и представляет собой великолепный объект для удара: прямолинейный прыжок (а других прыжков не бывает) - не лучший из приемов опытного бойца в бою с вооруженным человеком.

И все-таки, несмотря на все перечисленное, дрессировка на горло проводится. Как же это возможно? Читатель, наверное, уже догадался, что и здесь мы имеем дело с чисто спортивной дрессурой. В работе используются тряпки (отнюдь не обмотанные плотно вокруг шеи) и воротник-жабо, свисающий до уровня груди. Подобные приемы по своей условности сродни команде "жарко!", по которой собака в прыжке  снимает  с  человека  головной  убор.

Чтобы не быть голословным, автор готов привести пример, когда лично испытал работу на горло обученного этому матерого  кобеля  ротвейлера  (кстати, с очень неплохими природными задатками). Результат, как и следовало ожидать, был нулевой.

Что же касается работы собаки на промежность, то она в принципе возможна (при выполнении определенных условий, выводящих ее за рамки, спортивной), но, как минимум, недостаточно гуманна, негигиенична и нецелесообразна по отношению к людям.

Наиболее  эффективными приемами борьбы с человеком следует считать опережающую (удар или выстрел) хватку за вооруженную руку в области запястья и выше и за бьющую ногу (в щиколотке), причем в роли  доминанты выступает рука с оружием, и перехват с ноги на эту руку должен производиться мгновенно. 

Вообще же, имея выбор (в отпущенном состоянии), собаке следует стремиться хватать именно вооруженную руку, а не ту, которую подставляют, тем более обмотанную чем-либо явно различимым, и в этом случае перехват за другую руку (безоружную), даже наносящую удар, необязателен, чтобы не сказать нежелателен. В отношении холодного оружия (нож, палка и т.д.) в идеале следовало бы добиваться такой тактики, когда собака, умело избегая ударов, ловит подходящий момент для быстрой и точной хватки "по месту". 

Но тут есть одно маленькое "но": научившись уклоняться от пинков и ударов, далеко не всякий пес найдет в себе достаточно мужества для решающего броска с хваткой. Что же касается огнестрельного оружия, то здесь, по логике, идеальная тактика должна быть прямо противоположной: стремительный безоглядный рывок на вооруженную руку (раньше, чем будет снят предохранитель, передернут затвор и выпущена пуля). 

Да, собака бессильна против пистолета, если стрелок готов к прицельному выстрелу и  достаточно  меток,  но,  жертвуя  собой  и  отвлекая  на  время внимание, она дает хоть какой-то шанс своему хозяину для ответного действия,  а   это, согласитесь,   чего-нибудь да   стоит.

Какую же тактику предпочесть: первую или вторую? Дело вкуса и целесообразности, исходящей из конкретных  условий,  в  которых  может  быть  применена  собака.

 

Вы спросите, какие породы наиболее пригодны для жесткой и эффективной дрессировки в качестве телохранителей?

Их  три: Пит-бультерьер, Стаффордширтерьер и Ротвейлер. Они же, эти породы (если судить по выставкам),  входят,  сейчас  в  категорию  самых распространенных или, по крайней мере, популярных собак. У каждой из них свои преимущества и свои специфические недостатки. Первые две - питбуль и стаффордшир, являясь ближайшими родственниками, весьма схожи по внешним данным и характеру, что вполне объяснимо, если учесть, что стафф перестал именоваться питом каких-нибудь шесть десятков лет назад, а межпородные скрещивания продолжались, по-видимому, и значительно позже. 

Компактность питбулей и стаффордширов в сравнении с ротвейлерами делает их менее уязвимыми для пули, а быстрота, ловкость и маневренность - менее уязвимыми для удара. Они более упорны в бою, более предрасположены к продолжительной и кровопролитной борьбе, но, в отличие от служебных пород (в том числе и ротвейлера), не обладают врожденной недоверчивостью к посторонним. Возможно, что эта маленька я деталь в ближайшее время сведет их популярность к минимуму. "Отличный защитник, превосходный сторож" - гласит реклама. Или: "Заведите питбультерьера - и не надо револьвера". 

На деле же владельцы видят в подрастающих питомцах совсем иное. Собаки почти неуправляемы в стычках со своими четвероногими сородичами, но абсолютно доброжелательны к людям и готовы ласкаться к первому встречному. Хлопот много, а толку никакого. Как защитник и сторож - ноль без палочки. Такой пес даже не лает (как это сделала бы любая уважающая себя овчарка), когда в квартиру заходит незнакомец, и, если верить газетным выдержкам, способен загрызть разве что собственного хозяина. Начать самостоятельное "растравливание", тем более с развития "мертвой" хватки на палку, тряпку и рукав, - значит усугубить положение дел. Результаты таких дрессировок могут быть до смешного плачевными. 

Любому мало-мальски знакомому с особенностями этих пород человеку не составит труда войти в дом и, подставив палку, на которой повиснет обученный крепкой хватке сторож, отнести его и запереть в укромном месте, например в туалете или ванной; и на улице, дав возможность вцепиться в тряпку или снятую куртку, раскрутить пса вокруг себя и либо забросить его за ограду, где он будет продолжать усердно трепать тряпку, либо ударом об угол или дерево переломить ему хребет.

Но не следует драматизировать события, преуменьшая возможности этих пород. Хорошо (правильно) обученный пит или стафф - идеальный вариант телохранителя, в силу природных задатков созданный больше для конкретных разборок на улице, чем для самостоятельной охраны дома. Отсутствие недоверчивости вполне заменит азарт, желание сражаться с любым предложенным противником. Впрочем, и саму недоверчивость можно воспитать, развить искусственно (что вполне удалось сделать автору со своим метисом питбуля и стаффордшира), но это уже вопрос тонкий и деликатный, с множеством нюансов.

Что касается Ротвейлера, то он достаточно недоверчив и злобен от природы (тем удивительнее видеть, как многие владельцы ухитряются вырастить из щенка такой породы абсолютно добродушного увальня, не способного вступиться за хозяина). Массивная голова с толстым черепом делают его малочувствительным к ударам палкой без всяких уверток от нее, широкие укороченные челюсти обеспечивают мощь хватки, соперничающей с хваткой самых крупных питов или стаффов, а солидный вес позволяет тянуть схваченного противника с весьма убедительной силой. Ротвейлер легче дрессируется, более сдержан и управляем. Недостатками же (в сравнении с питбулями и стаффордширами) является все то, что у последних перечислялось как преимущества. Плюс, нередко встречающееся у кобелей, в связи с пробелами в воспитании, желание доминировать над членами семьи (чего практически лишены представители бойцовых пород).

Итак, три породы, наиболее подходящие на роль телохранителя, каждая из которых способна выдержать жесткое сопротивление человека-недруга. Это не умаляет, однако, достоинств других пород. Любая собака хороша по-своему, тем более что неплохие экземпляры с завидными задатками встречаются даже среди суперпопулярных в прошлом  Немецких овчарок.

А какие владельцы более всего пригодны в качестве спутников четвероногих телохранителей? По наблюдениям автора, любители собак в большинстве своем делятся на две категории: на тех, кто слепо и безоговорочно верит в таланты собственных любимцев, способных защитить хозяев без всякого предварительного обучения (такая вера, которая зиждется на досужих россказнях, рушится при первом же столкновении с реальностью или при элементарной проверке, имитирующей такое столкновение), и на тех, кто видя результаты многонедельной, а иногда и многомесячной спортивной дрессировки в приложении к тем же реалиям, полностью утрачивает веру в боевые возможности своих четвероногих друзей. Ни та, ни другая категория в чистом виде не годится на упомянутую роль. Нужна золотая середина серьезных, здравомыслящих людей, подходящих к вопросам подготовки собаки-телохранителя с пониманием и ответственностью, как бы банально это ни звучало.

В чем, по-вашему, психологическая подоплека того, что человеку хочется иметь возле себя сильное, верное, но, прямо скажем, не совсем безопасное для окружающих существо? Для женщин - это, по-видимому, желание чувствовать рядом надежного защитника. Мужчины же, как правило, любят оружие, дающее им внутреннее ощущение силы и значимости (сюда же можно приплюсовать тягу к риску и авантюрам). Собака-телохранитель - тоже своеобразная разновидность оружия, и как всякое оружие, требует и серьезного отношения. Приобрел пистолет - будь любезен поставить его на предохранитель и применять только при необходимости.

Именно этой категории здравомыслящих людей хотелось бы напомнить, что воспитание щенка - будущего телохранителя, являясь фундаментом для последующего обучения, имеет свою специфику даже в сравнении с воспитанием будущего сторожа и принципиально отличается от воспитания просто компаньона по прогулкам или просто выставочной собаки. Но это уже предмет для иной, достаточно пространной темы.

Наверное, не всем и не все в данной ситуации покажется бесспорным. Что ж, автор готов к дискуссиям на любом уровне, предпочитая все же чистой теории симбиоз теории с практикой, а легендам и фантастическим слухам - научный подход, статистику и богатые личные наблюдения. Вообще же, если опираться строго на факты, то конкретное испытание в реальных условиях или хотя бы в условиях, близких к реальным, можно считать истиной в последней инстанции, кладущей конец любому теоретическому спору, а автор - любитель таких  испытаний.

Быть может, кому-нибудь из читателей довелось видеть на выставках или на ринге дворца, где проводились собачьи бои, молодого человека (молодого, к сожалению, только на вид), облаченного совсем не так, как другие инструкторы, показывающего, как на деле должна выглядеть защитная дрессировка и всегда готового бесплатно опробовать на себе любую собаку, в том числе обученную другим тренером. На одной из выставок девушка-комментатор (к сожалению, не знаю ее имени), поясняя отличия показываемой дрессировки от предыдущей спортивной, назвала ее "полицейской". Автор не против такого определения, хотя для себя именует ее не полицейской и не цивильно-защитной (поскольку согласен не со всеми позициями Северина), а просто подлинной, или настоящей. Впрочем, дело, конечно же, не в названии.

 

Губанов  C.

 



   


 
 

Copyright © 2000-2017   Dog-shkola Ника.  Все права защищены