дрессировка собак
 








Война  давно  закончилась,  но  до  сих  пор,
не   все  ее  страшные  страницы  раскрыты.


Из книги: "Мифы и правда о военном собаководстве"
Автор: Швабский Владимир Леонидович.


Собаки истребители танков
Родился:  4 июня 1944 г., г. Москва
  Умер: 15 декабря 2020г.


"История более 70-летней давности, события первых месяцев 1941 года, настолько потрясли меня и впечатлили, что я стал шире изучать и исследовать данный материал. Разночтения были большие, захотелось добраться до истины и рассказать правду о Героях.
Сейчас, после работы с архивными документами, работы в Центральном пограничном музее ФСБ РФ, изучения документов, материалов воспоминаний участников этих событий, периодической печати, все встало на свои места, и сопровождающий их миф улетучился.
Вот мои исследования по данному героическому подвигу людей и собак."



Шел июль 1941 года, гитлеровцы прорвали Юго-Западный фронт (командующий фронтом генерал-полковник М.П. Кирпонос) в районе Житомира и в образовавшуюся брешь бросили свои войска на столицу Украины. 14 вражеских дивизий, механизированные корпуса 1-й танковой группы ринулись по направлению к Киеву.

Войска Юго-Западного фронта с исключительным мужеством сдерживали напор превосходящих сил противника. Завязалась грандиозная битва на дальних подступах к украинской столице.
Советские воины героически сражались за каждый рубеж, проявляя невиданное упорство, нередко наносили по войскам противника мощные контрудары.
В «лоб» фашистам взять столицу не удалось. Тогда противник решил обойти ее с юга.

Командование немецких войск поставило себе задачу захватить штаб 8-го стрелкового корпуса (командир корпуса генерал-майор М.Г. Снегов), тем самым нарушить взаимодействие его частей и соединений.
С целью захвата штаба 8-го стрелкого корпуса, в двадцатых числах июля 1941 года фашистские войска попытались на стыке 72-й горнострелковой дивизии (командир дивизии генерал-майор П.И. Абрамидзе) и 173-й стрелковой дивизии (командир дивизии генерал-майор С.В. Верзин) вклиниться в расположение корпуса.
Но решительные и отважные действия наших частей и соединений помешали планам противника.

Охрана штаба корпуса была поручена Отдельному сводному батальону особого назначения под командованием майора Филиппова Родиона Ивановича (а не Лопатина, как пишут некоторые сайты).

Батальон был создан на базе Отдельной Коломыйской пограничной комендатуры из остатков застав и 3-й Окружной школы младшего комсостава служебного собаководства погранвойск НКВД УССР (начальник школы - капитан Козлов М.Е., военком школы - старший политрук Печкуров П.И.
Школа до войны располагалась в городе Коломыя - Ивано-Франковской области).

Вот, как описывает историю Отдельного сводного батальона на тот период Александр Ильич Фуки, бывший командир комендантского взвода, а затем пограничной роты этой комендатуры.

Рукопись воспоминаний хранится в Центральном пограничном музее ФСБ РФ, как и его книга «Быль, ставшая легендой».
(г. Ужгород, издат. Карпаты. 1984г.)

«К этому времени в Отдельном батальоне особого назначения майора Филиппова вместе с проводниками служебных собак насчитывалось всего около трехсот пятидесяти человек. Правда, батальону были приданы зенитный дивизион из семи семидесяти шести миллиметровых орудий с расчетами под командованием капитана Касаткина из 99-й Краснознаменной стрелковой дивизии, взвод противотанковых пушек и одна бронемашина, а также саперная рота, численностью около пятидесяти человек и взвод связистов.
В общей сложности защитников штаба корпуса было около пятисот человек, а техника наша имела один неполный боекомплект.
Было ясно, что бой с врагом будет неравным»
(из книги А. Фуки «Быль, ставшая легендой», Ужгород, изд. Карпаты, 1984, с.49 ).

В Центральном пограничном музее ФСБ РФ хранится исторический формуляр школы, где подробно описана история создания, боевая и политическая подготовка и т.д. школы за период с 1927 по 1940 годы. Последний лист формуляра написан от руки, из которого следует, что школа с 22 июня 1941 года уничтожив документы походным порядком, совершила марш из города Коломыя до лагерей Бровары около 600 км, столкновений не имела.

Минно-розыскная собака

29 июля 1941 года на основании приказа начальника войск НКВД и охраны войск тыла Юго-Западного фронта от 19 июля 1941 года школа расформирована. Начальствующий состав передан в распоряжение войск НКВД и охраны войск тыла, а рядовой и младший начсостав передан в окружную школу младшего начсостава погранвойск НКВД Украины.
Собаки отправлены в город Харьков.
Вся эта информация заверена подписями начальника школы и его заместителя по политической части.

Однако, как говорится, что гладко и хорошо на бумаге, не всегда получается в действительности.

Хотелось бы подчеркнуть одно: бои носили яростный и ожесточенный характер. 31 июля фашистским войскам удалось замкнуть кольцо окружения. И вот в этой гигантской мясорубке вместе с армейскими частями и соединениями действовали пограничники, решая поставленную задачу.

«31 июля неожиданно в село Легедзино подошла вражеская колонна в 30 танков, 60 мотоциклистов и 2-х пехотных батальонов (численность немецкого пехотного батальона в 1941 году составляла 1100-1150 человек). После короткой, но мощной артиллерийско-минометной подготовки вся эта группа готовилась к захвату села Легедзино, где находился штаб 8-го стрелкового корпуса.
К началу боя в Отдельном пограничном батальоне после сорока дней боев вместе со школой служебного собаководства осталось около трехсот пятидесяти человек»
Из воспоминаний А.И. Фуки «Друзья суровых дней». Москва. 1970г.

Опять обратимся к воспоминаниям А.И. Фуки из книги «Быль, ставшая легендой». (Приводится с некоторыми сокращениями).

«...Впереди раскинулось пшеничное поле. Оно подходило вплотную к рощице, где расположились проводники со служебными собаками. Начальника окружной школы служебного собаководства капитана М.Е. Козлова, его заместителя по политчасти старшего политрука П.И. Печкурова и других командиров 26 июля отозвали в Киев.
Осталось двадцать пять проводников служебных собак во главе со старшим лейтенантом Дмитрием Егоровичем Ермаковым и его заместителем по политчасти младшим политруком Виктором Дмитриевичем Хазиковым. У каждого проводника было по нескольку овчарок, которые за все время боя не подали голоса: не залаяли, не завыли, хотя их за четырнадцать часов ни разу не кормили, не поили, и все вокруг дрожало от артиллерийской канонады и взрывов». стр. 61

«...Приходится просто удивляться этим четвероногим друзьям человека, прошедшим с нами от границы сотни километров под огнем противника и, конечно же, мужеству их проводников, которые не только берегли, но и делились с ними скудным пайком». стр. 49

А вот, что вспоминает Александр Ильич Фуки в своей рукописи «Друзья суровых дней» (1970 г.), хранящейся в Центральном пограничном музее ФСБ РФ:
«...расстояние между ними и фашистами все сокращалось, до позиций оставалось 30-40 метров, уже видны их злые лица. По всей линии в сторону врага летели гранаты, у кого были патроны – огонь!
Еще миг и гитлеровцы всей своей массой смогут уничтожить горсточку защитников штаба корпуса. И вот здесь произошло невероятное. В тот самый момент, когда враги бросились на позиции, наш общий любимец командир батальона майор Филиппов Р. И. приказал спустить всех служебных собак.

Собаки с молниеносной быстротой преодолели участок пшеничного поля, которое их прикрывало. Они внезапно появились перед фашистами.

На фашистскую злость овчарки ответили своей собачьей злостью. За несколько секунд обстановка на поле боя резко изменилась в нашу пользу. Сперва фашисты пришли в смятение, а затем это состояние перешло в замешательство, которое вскоре переросло и превратилось в паническое бегство. Собаки сбивали немцев с ног, впивались им в горло и еще кое-куда, рвали нещадно. Вся эта собачья стая в один миг превратилась в невероятно грозную массу животных.

Теперь ничто не могло их остановить, да и никто не думал этого делать. В конечном итоге у овчарок были свои счеты с фашистами, и вот наступил час расплаты за все. Гитлеровские головорезы получили сполна. У наших четвероногих друзей разговор с фашистской нечестью был короток и беспощаден. Все защитники одним порывом сорвались с места и в невероятном воодушевлении преследовали бегущего врага свинцом и штыком.

Пытаясь спасти своих вояк, фашисты обрушили на нас минометный огонь. Над полем битвы кроме привычных звуков стрельбы и взрывов, криков и стонов перемешались еще пронзительные звуки грозного собачьего лая. Собачий лай долго еще о себе напоминал».


Что стало с погибшими пограничниками и их верными собаками?

По воспоминаниям жителей села, после боя, когда немцы уходили, подобрав своих погибших, было разрешено похоронить и советских пограничников. Всех, кого нашли, собрали в центре поля и похоронили в одной общей могиле. В той же могиле были захоронены и собаки.

Место захоронения долгие годы было секретно, так как поселок был оккупирован немцами. Лишь в 1955 году жители села собрали останки погибших героев и перенесли их к сельской школе, возле которой и находится теперь братская могила.

Далее А. И. Фуки пишет, что память о героизме пограничников и их боевых помощников среди жителей села была настолько велика, что, несмотря на присутствие немецкой оккупационной администрации и отряда полиции, полсела мальчишек с гордостью носили зеленые фуражки погибших.


Из рассказов жителей села

«...Раньше в наших местах не замечалось, чтобы было столько овчарок, да притом со странностями. Бывало идешь или едешь в нашей солдатской одежде - ничего,но стоило заметить человека в немецкой одежде, будут преследовать до тех пор, пока не загрызут или, в лучшем случае, не искусают всего. Селяне поговаривали, что это одичавшие овчарки пограничников, что вели бой за село».


А.К. Наконечной ее мать рассказывала:

«Мой сосед пожилой колхозник возвращался с внучкой Оксаной с Новоархангельска в село Лесковку. По дороге возле леса их остановили фашисты, их было четверо. Они пытались надругаться над его 15-летней внучкой. Старик просил, умолял, наконец, оказал сопротивление. Они его избили и стали связывать. Помощи неоткуда было ждать. Старик рыдал, внучка отчаянно отбивалась. В тот самый момент, когда здоровый верзила повалил ее на землю, вдруг неожиданно набросились овчарки и покусали фашистов до смерти. Особенно досталось безбрючному верзиле, который испустил дух возле своей жертвы. Дед с внучкой вернулись домой ни живы - ни мертвы. Оказалось, что собаки их сопровождали до дома. Собак накормили, напоили благодарные люди за свое спасение. После этого все селяне всегда помогали одичавшим овчаркам, а они отвечали людям своей благодарностью».


Хотелось бы привести воспоминание еще одного непосредственного участника этих боев, а именно, командира 8-го стрелкового корпуса генерал-майора Михаила Георгиевича Снегова.

Вот что он писал о боях у села Легедзино: «Я хорошо помню майора Филиппова, относился к нему и всему батальону с большим доверием, возлагал на этот погранбатальон тяжелые задачи, и тот никогда не подводил. Я хорошо помню, как на мой КП навалилось около двух батальонов пехоты и 27-30 танков. Батальон Филиппова принял на себя основной удар. С помощью саперов, связистов и зенитного дивизиона мы разгромили фашистов и уничтожили 17 танков.
Все пограничники вели себя в боях прекрасно, храбро».

«...Трудно передать, что творилось на поле боя, - пишет генерал, - фашистам не удалось захватить штаб корпуса и разгромить наше соединение. Гитлеровцы не могли никак успокоиться с поражением под Легедзино».

«Мы должны рассказать, - пишет генерал Снегов М.Г., - детям и внукам о героических и трагических событиях этого периода войны, о жестоких и беспощадных сражениях с немецко-фашистскими захватчиками.

Мне больно сознавать, что Отдельная Коломыйская погранкомендатура никак не отмечена за свои ратные подвиги из-за нечеткой работы штабной службы.

...Каждый из нас чтит память павших и помнит живых, помнит боевые дела пограничников. Пусть всегда вдохновляют бойцов и тех, кто сейчас охраняет государственную границу нашей Родины, подвиги отцов и старших братьев...» А.И. Фуки. «Быль, ставшая легендой». с.94.

Оскар Мюнцель в своей книге «Танковая тактика» пишет, что 1-2 августа 1941 года части 11-й танковой дивизии ожесточенно атаковали в районе Легедзино. Тяжелые бои, большие потери...
Боевая группа «Герман Геринг» не смогла пробить сильные позиции русских...».



9 мая 2003 года, на окраине села Легедзино, на том самом месте, где проходил бой, был открыт памятник пограничникам и их служебным собакам, отдавшим свои жизни за спасение людей. Памятник был сооружен на добровольные пожертвования и при непосредственном участии ветеранов Великой Отечественной войны из города Звенигородка, а также жителей окрестных сел и районов.


Памятник собаке Легедзино Подвиг пограничников
 
Надпись   на   плите:
«Остановись   и   поклонись.
Здесь в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага
бойцы   Отдельной  Коломыйской   пограничной   комендатуры.
500  пограничников  и  150  их  служебных  собак
полегли  смертью  храбрых  в  этом  бою.
Они  остались   навечно   верными   присяге,   родной   земле»


Пограничная служба
Надпись   на   плите:

«Воспитанные пограничниками
они  были  верны  им  до  конца»




Героизм пограничников и их четвероногих помощников вызывает не просто уважение, а нечто большее! Не все люди, даже в военной форме, выдержали ужас той войны...
Собаки же до последнего вздоха оставались верными долгу, своим проводникам-пограничникам.
Жаль, что в наших современных учебниках по истории этот подвиг даже не упоминается.


Легедзино, окраина села.
Война. Фашисты шли, как на параде.
Здесь в сорок первом Армия легла,
Оставив повесть о погранотряде.

Черкащина, равнинные бои
Растёрли в пыль «слепую оборону».
Войска сдержать лавину не смогли.
Колокола готовы к перезвону.

Тут на пути германского катка
Поднялись в рост зелёные петлицы.
Эх, как ты, жизнь, ничтожно коротка!
За Родину!.. И покатились фрицы.

Неравный бой. Застава полегла.
Пятьсот бойцов погибло в жаркой драке.
А тут иного быть и не могло...
Но на врага вдруг ринулись собаки...

Сто пятьдесят родных служебных псов
Шли в контратаку, в лоб, не зная страха.
А бег их был прекрасен и суров.
Эх, тяжела ты, шапка Мономаха!..

Сто пятьдесят собак порвали полк
Непобедимой вражеской пехоты.
Всё понимая, выполнили долг
Бойцы резерва из хвостатой роты.

Река - Синюха, памятник, цветы.
Две стелы рядом - людям и собакам.
А на полях - прогнившие кресты,
Холмы врагов, покрывшиеся мраком.



















  
Copyright © 2000-2022   Dog-shkola  Ника.   Все  права  защищены                                          Яндекс.Метрика